Популярные представления о киберпанке (на материале «ВКонтакте») / Geektimes

Киберпанк — одно из широко обсуждаемых направлений в игровой и кинокультуре 2017 года. Всё, что было выпущено или анонсировано под знаком киберпанка в этом году — фильмы (“Призрак в доспехах”, “Бегущий по лезвию 2049”), игры (анонс Cyberpunk 2077, Red String Club, The Observer) и т.п., — породило большую реакцию и явный рост интереса к киберпанку не только у “олдфагов” (знатоков и любителей, задолго до этого сформировавших свой интерес к киберпанку), но и у тех, кто раньше ничего или почти ничего о нем не слышал.

Изучению этой реакции и посвящена моя публикация. В ней ничего не говорится о киберпанке как таковом. Её объект — это «популярный киберпанк», а задача — определить, чем является, как воспринимается, с чем ассоциируется “киберпанк” для пользователей Интернета в России.




Очевидно, что это очень трудная задача, требующая больших ресурсов. Однако мы можем приблизиться к ее решению, обратившись к одному из наиболее показательных источников — социальным сетям. Соцсети — зеркало и одновременно инструмент формирования популярных представлений.

Для тех, кому неохота вникать в подробности, могу сразу тезисно сказать о результатах.

Дальше — просто подробности того, как я пришел к этим выводам.

То, что можно пропустить: методология исследования.

Я использовал ту же методологию, что и в других моих работах по изучению массовых представлений. Социальные сети я рассматриваю как инструмент, канал формирования, внушения и одновременно “зеркало” массовых представлений, зачастую очень неоднородных, не монолитных.

Каждый “вещатель” (паблишер), — в роли которого может быть человека или сообщество,- публикующий в социальной сети контент, выступает как транслятор определенных представлений, ассоциаций и т.д. — собственных или “отраженных”, чужих. Соответственно, адресат представлений — это аудитория “вещателя”, которая, помимо пассивного усвоения (принятия к сведению), может проявлять и “эхо”-активность: репосты, лайки и комментарии к записи паблишера позволяют представлениям достигнуть наибольшего охвата и влияния.

С другой стороны, социальные сети — это пространство, исключительно хорошо репрезентирующее те популярные, широко распространенные представления, которые циркулируют в современной культуре. Определенно, из всех публичных источников такого рода данных соцсети — один из наиболее “живых” и непосредственных. По публикациям в соцсетях мы можем проследить как популярность тех или иных тем и событий, так и контексты, в которых они упоминаются. Иначе говоря, благодаря соцсетям, мы не только видим уровень и динамику популярности явления, но и его ассоциативные связи: в связи с чем о нем говорят, в каком ключе, что подчеркивается и т.д.

Из всех социальных сетей, широко используемых в России и СНГ, наибольшую ценность для такого исследования представляет “ВКонтакте”. Только эта соцсеть позволяет сейчас определить аудиторию (охват) постов и может дать полноценный, “сплошной” срез публикаций. Поэтому все выводы мы будем делать только на основе материалов этой соцсети.

В то же время, “ВКонтакте” накладывает ограничения. Во-первых, это ограничения по аудитории. Естественно, аудиторию “ВК” нельзя приравнивать к российской аудитории вообще, хотя она и более “демократичная” по сравнению с “Фейсбуком”. И среднестатистический паблишер в “ВК” заметно отличается от аналогичного в “Одноклассниках” и “Фейсбуке”, главным образом, за счет разницы в возрасте и целях присутствия (позиционировании). Не углубляясь в аналитику, скажу очень обобщенно, что, аудитория “ВКонтакте” — более молодая, раскрепощенная и ведет себя наименее формально по сравнению с “ОК” и “ФБ”.

Во-вторых, есть ограничения по глубине аналитики. Мне как рядовому пользователю доступна глубина в 1000 записей на запрос. И если в одних случаях этого более чем достаточно, то с “высоконагруженными” темами, — как в случае с киберпанком, — этой глубины хватает на несколько дней. Поэтому пришлось создать скрипт, проводящий регулярный парсинг записей по ключевому слову и отдельно сохраняющий ссылки на них.

Таким образом, методологически работа довольно проста:

  • сбор всех открытых записей из “ВКонтакте”, в которых так или иначе упоминалось слово “киберпанк”, за период с 19.10.17 по 01.11.17 г. Специально подчеркну, что записи, которые косвенно относились к проявлениям киберпанка, но не упоминали самого слова, в выборку не вошли;
  • анализ записей по формату, виду, теме, охвату, контексту;
  • обобщение и интерпретация результатов.

Результатом должны стать ответы на вопросы: кто, что и в связи с чем говорит о киберпанке в “ВК”.

Основная сложность в такой работе — это интерпретация. Есть опасность подменить результат собственными представлениями, и я очень старался этот момент минимизировать.

Также очень важно не давать оценок выявленным представлениям. То, что знают о киберпанке профессионалы (в области литературы, культуры, игр и т.д.), включая фундаментальные референсы, эталоны, заметно отличается от того, как выглядит киберпанк в глазах непрофессиональных групп. Например, вторичный (с точки зрения знатоков) продукт с элементами киберпанка может стать эталонным референсом для других групп, как это произошло с клипами Тэйлор Свифт.

Временные рамки исследования

Я ограничился периодом в две недели — с 19 октября по 1 ноября 2017 г. Почему так? Дело не столько в трудности получить данные большей глубины. Как выяснилось, этот двухнедельный период можно рассматривать как один большой синхронный срез, с минимальной динамикой. Фактически своей работой я отвечаю на вопрос “Каким представлялся киберпанк в октябре 2017”. Более длительный период привел бы меня к теме “как менялись представления о киберпанке”, а это уже, хоть и очень интересная, но совсем другая история, для которой требуются другие ресурсы.

Общая картина

За этот период в “ВК” было опубликовано свыше 1250 записей, в которых упоминается киберпанк. Суммарный охват — 2 133 000 + просмотров.
В день публиковалось от 62 до 107 записей-постов. При этом довольно большое число записей, в среднем 35%, — это “личные” публикации, которые публикуются пользователями на личных страницах. Соответственно, доля пабликов — 65%.

Найти какой-то тренд на увеличение/уменьшение числа публикаций в день, я не смог. Единственное, что показалось любопытным (но отчасти закономерным в связи с ослаблением промо-кампании «Бегущего по лезвию») — постепенное снижение числа “личных” публикаций с 43% в начале периода до 31% в конце.

Также на этом материале я не смог найти зависимости числа и типа публикаций от возраста паблишеров.

Интериоризация киберпанка

Интериоризация — процесс, когда культурное явление, понятие, нередко довольно сложное и многообразное, становится для конкретного человека лично переживаемым, интуитивно понятным и узнаваемым в окружающем мире. Интериоризация киберпанка наступает в тот момент, когда человек начинает называть “киберпанком” вид из окна, картинку, новость из СМИ, музыкальную композицию и т.д. И пользователь спешит поделиться в соцсети новостью: “Я открыл киберпанк в окружающей среде!”.

В нашем случае киберпанк получил сравнительно высокую интериоризацию. Она заметна, например, в том, как часто слово “киберпанк” используется в реакциях пользователей: паблишер размещает определенный контент (новость, картинка и т.д.) и комментирует его как пример, симптом киберпанка. При этом в исходной новости ни о каком киберпанке не говорится (она вообще может быть из другой оперы), — но паблишер распознает его в новости и ставит происходящему “киберпанковый диагноз”.

f89f41487408b4ac703055c0cf6b8623-full.jpg
55ebd2e73fdd9e1079abae8d21bfe393-full.jpg

Реакции составляют ощутимую часть от общей выборки (более 10%), но, поскольку в большинстве своем это личные записи, их охват невелик. В чём же пользователи “открывают” киберпанк?

Главный источник “узнаваемого киберпанка” (более 49 реакций из 140+) — это новости. Наиболее сильные, по числу реакций, новости связаны с событиями и достижениями в области робототехники (Робот София, Робот в правительстве Ленобласти) и искусственного интеллекта (пример). Основная реакция на них — фразы из серии “киберпанк, который мы заслужили”, “киберпанк уже рядом” и т.д.

Отдельно можно отметить “контрастные новости”. Как правило, это сообщения о проявлении технологий в несвойственных сферах или об их неожиданном, нелепом применении. Паблишеры видят в этом яркий симптом наступившего киберпанка или же киберпанка “по-русски”. Примеры — новости об игре Тетрис, встроенном в бортовой компьютер “Газели”, о задаче про спиннеры в олимпиаде по информатике, о желании представителей РПЦ мониторить виртуальную жизнь, о преступниках, которые ограбили жертву через онлайн-банкинг и т.д.

Близки к предыдущему реакции на мемы (подробнее дальше) либо изображения со смешными подписями. Тематика разная: IT-юмор (пример), впечатление от кино, просто “ржачные” картинки (пример) и т.п.

Непосредственная окружающая среда тоже являются генераторами киберпанк-реакций, причем, видимо, наиболее личных, демонстрирующих активное включение элементов киберпанка в картину мира. Пользователи “ВКонтакте” обнаруживают то, что им кажется киберпанком, в собственной повседневной жизни — в архитектуре и интерьере (пример), одежде, обуви, аксессуарах (пример) и т.п.

7e33c1dab0e55b1710a1648f85be568d-full.jpg
1ebc95a1b8f45cb3ad525d1f5dc3ea26-full.jpg

Отдельно отмечу впечатления от путешествий: попадая в Пекин, Сеул и т.д., паблишеры ощущают себя в цитадели киберпанка

b68d08257c53bf71097259acb3e6ceaf-full.jpg
7bdf9ae6c61c236dc497a5db3cbfe556-full.jpg
0ab72dc0dd8693a24f1b5a9426053bb7-full.jpg

Таким образом, киберпанк, при всей “искривленности” представлений (т.е. их несоответствии эталонной концепции), становится родным, близким и понятным пользователю.

Это подтверждает и анализ личных самохарактеристик пользователей в соцсети. Они используют “киберпанк”, заявляя о себе, о своих предпочтениях, т.е. проводя “самопрезентацию” в разных ситуациях:

в постах на собственных страницах, адресованных друзьям и гостям профиля;
ca4ba1c08847994044bd8d1c49c5bf19-full.jpg
3c77a5414b6e263437561de8ba0b51d5-full.jpg

а также в постах, адресованных широкой аудитории “единомышленников”, в частности в пабликах знакомств и в пабликах поиска партнеров по ролевым играм. За период опубликовано в общей сложности около 30 таких “самопрезентаций”, с декларацией интереса/любви к киберпанку.

afd03ff3c76f72a884101aca9ee16b5e-full.jpg
0a53467f7b08718c2e8a3f4b62033d2d-full.jpg

Еще один признак интериоризации — это творчество разного уровня, от поделок до вполне законченных произведений. В первую очередь, это два типа продуктов:

первый — визуальные продукты: арт, изображения, иллюстрации, поделки, которые авторы пользователи размещают у себя на страницах;

6ec897d9f2e9d2eed8867549a35f5de1-full.jpg

второй — тексты: стихи, фанфики, разного рода “ЛитРПГ” и прочее.
afd48a42584d7f49d02cfbaa2806d7ee-full.jpg

В общей сложности за исследуемый период было опубликовано не менее 50 таких публикаций. Часть публикаций совмещает собственно творчество с монетизацией и призывом купить арт, книгу и т.д.

Популярный киберпанк: контент и контексты

Списки: “Нейромант” и (внезапно) “Облачный атлас”

Списки — это один из наиболее летучих, легко распространяемых типов контента в социальной сети. У большинства списков нет автора, они мешают в кучу множество разносортных явлений, но зато обладают эффектом энциклопедичности, чартовости. Всё это, с одной стороны, придает им возможность легко мигрировать от паблика к паблику, собирая огромное число просмотров и репостов, с другой — предопределяет их низкую вовлекающую способность. Списки, в массе, “вешают на стену, чтобы не забыть” и немедленно забывают.

Естественно, это относится и к тем спискам, в которых упоминается киберпанк.

В общей сложности, это более 15 разных списков, которые были за эти две недели опубликованы свыше 130 раз и получили суммарный охват в 417 000+. Это самый большой охват среди всех остальных типов контента.

Каким же боком киберпанк оказался в “списках”? Кто или что стал его “послом” в самом популярном типе контента?

Топовые позиции по охвату занимают 3 списка, относящиеся к литературе:

список “27 книг, которые нужно прочитать до 27 лет” (есть несколько вариантов названия). Послом от киберпанка в этом списке является “Нейромант” У. Гибсона. (пример). Благодаря 66 публикациям этого списка, о “Нейроманте” как ключевом произведении киберпанка узнала аудитория в 218000+;

списки “10 книг от (осенней) депрессии” (19 публикаций) и “10 книг, ломающих сознание” (11 публикаций) собрали суммарный охват в 135000+. Оба списка предлагают аудитории как образец киберпанка книгу “Облачный атлас” Митчелла.

Что интересно, “Облачный атлас”, благодаря и этим двум, и менее распространенным спискам, заслужил репутацию “типичного” киберпанка, не будучи явным образцом киберпанка для знатоков.

Не отходя от кассы, можно сказать и, в целом, о контексте “киберпанк в книгах”. Тем более, что он отнюдь не топовый — у ~100 записей небольшой общий охват 81000+. Среди книг и авторов, которые стали для пользователей “ВК” манифестацией киберпанка, — тот же “Облачный атлас” и ожидаемые Филип Дик, Стерлинг, Гибсон, Нил Стивенсон, а также Виктор Пелевин (в связи с выходом его нового романа об искусственном интеллекте). Самые же популярные записи — это посты-ссылки на статью “Киберпанк-книги: 10 главных романов”, которая и стала основным источником представлений о киберпанк-книгах в этот период.

Мемы: “Киберпанк, который мы заварили”

Мемы в “ВКонтакте” — это, наверное, самый популярный контент. Очевидно, что мемы являются исключительно эффективным способом популяризации, создающим заметно упрощенное или искривленное представление явления и в то же время транслирующим его на массовую и совсем не искушенную аудиторию. При этом в отличие от списков, за счет юмора, мемы имеют заметно большее вовлечение аудитории, получают большую реакцию.

Это подтверждается и на примере киберпанка. Построенный на упоминании киберпанка мемовый контент (т.е. картинки с подписями, создающие юмористический эффект) получили самый большой охват из всех типов контента (после “списков”) — свыше 325 000. Мемам уступают и фильмы, и игры, и музыка. Что интересно, практически полностью этот охват создал один-единственный мем. Фотография с изображением упаковки чая под названием “Cybertea” и подписью “Киберпанк, который мы заварили” была опубликована в 20+ пабликах. Можно сказать, что этот мем — главное, что пользователи ВКонтакте узнали о киберпанке в этот период.

Игры: BadComedian и остальные

Общий охват публикаций про игры, в которых так или иначе упоминается киберпанк, — сравнительно большой: 271000+. Это больше, чем у фильмов или музыки. Но это лидерство — своеобразное: примерно половина всего охвата создана одной “сильной” публикацией в паблике, который, в общем, достаточно далёк от темы игр, но, видимо, неплохо улавливает и использует “актуальные тенденции”. Эту публикацию с охватом в 103000+ сделало сообщество BadComedian и посвящено оно игре Red String Club.

Остальные 107 публикаций имеют куда более низкий охват. Кроме собравшей 20000+ аудиторию публикации сайта “Мир фантастики” об играх в стилистике киберпанка, в числе наиболее крупных топиков — игры Cyberpunk 2077 (13000+), Deus Ex (11400+), Strain Tactics (14000+), а также Ruiner, The Last Night, Observer. Причём во всех случаях этот охват формируется не единичными “сильными”, а несколькими публикациями.

Музыка киберпанка: всё сложно

Чем больший резонанс и интериоризацию имеет тема, тем чаще, по крайней мере в “ВКонтакте”, она связывается с аудиоконтентом. Как таковой киберпанк в публичном музыкальном творчестве, строго говоря, не представлен. Однако паблишеры активно привязывают различных исполнителей к киберпанковой “волне”: совокупный охват таких постов составил более 235 тысяч просмотров, это второе место после игр. Что же стало для пользователей соцсети музыкальным воплощением киберпанка?

Из наблюдений отмечу следующее:

  • Набор исполнителей, привязываемых к киберпанку, довольно широкий: Дельфин, Perturbator, Тэйлор Свифт, Dope Stars, Слава КПСС и многие другие. С точки зрения музыки, сейчас у каждого “свой” киберпанк, и те, кто “проникся” киберпанком, проецируют его на более-менее подходящий любимый трек или коллектив.
  • топ-исполнители — Lizer x Flesh, Scandroid, группа “План Ломоносова”, Тэйлор Свифт. В совокупности у них половина всего охвата.
  • наиболее высокая интериоризация — у Дельфина (конкретно — его песни “Киберпанк”), песни-клипа Тэйлор Свифт, а также российской группы Lizer x Flesh и особенно их композиции “Экофутуристика”. Фраза из нее “… снаружи киберпанк, внутри ребенок я” пользователи нередко использовали для самоопределения.
  • при большой популярности главного события месяца — выхода “Бегущего по лезвию 2049”, саундтрек из него практически не цитировался отдельно от упоминаний фильма.
  • примечательно, что хотя клипы с элементами сеттинга киберпанка совсем недавно выпустили такие исполнители, как Пика и Оксимирон, в представлениях пользователей “ВК” они крайне мало ассоциированы с киберпанком. Грубо говоря, Оксимирон отдельно — киберпанк отдельно.

Фильмы: под знаком “Бегущего по лезвию 2049”… и аниме

Неудивительно, что за две недели октября “Бегущий по лезвию 2049” собрал самое большое количество постов, говорящих о киберпанке в контексте кинематографа. Абсолютное большинство из них — это рецензии и отзывы, в которых паблишеры делятся своими впечатлениями от кинопросмотра нового “Блейдраннера”. Всего в “ВК” за изучаемый период я нашел 95 опубликованных отзывов. 25 — в пабликах, остальные — на личных страницах. В итоге их охват достиг 57 000+, что, надо признаться, очень серьёзно для такого типа контента.

Раз уж я заговорил о рецензиях, стоит коротко остановиться на том, как именно в рецензиях характеризуют фильм пользователи, — своего рода “усредненное восприятие”. При этом надо учитывать, что опубликованная рецензия — это не непосредственная зрительская реакция на фильм, а скорее текст, который пользователь публикует, чтобы публично продемонстрировать свои вкусы и предпочтения, свою принадлежность к определенной “референтной группе”. Это и определяет язык и тональность текста.

В целом, распределение рецензий по тональности напоминает рейтинг рецензий на “Кинопоиске”. Несколько нейтральных, 11 отрицательных, остальное (т.е. около 80 отзывов) — слова признания, восхищения и восторга.

Те, кому фильм не понравился, говорят, в первую очередь, об обманутых ожиданиях, отсутствии заявленных экшна, истории, о неоправданном хронометраже и скуке при просмотре и т.д., о том, что фильм — чистый маркетинговый продукт, а его “плюсы” выдуманы теми, кто ничего не понял и купился на рекламу и отзывы.

Те же, кого фильм впечатлил, в первую очередь, говорят о нем как о фильме, создавшем неповторимую “атмосферу”, как о”глубоком”, “умном”, “медитативном”, “философском” кино, наполненном “символами” и “отсылками”, как о “визуальном и звуковом шедевре”. При этом нередко рецензенты противопоставляют его “остальному кино-мусору”, “голливудской жвачке” и называют его “кино не для всех”, “кино для ценителей”.

И разумеется, заметна интериоризация: рецензенты проецируют фильм на себя, своё окружение, например: “Из зала я вышел последний, и как пришибленный, смотрел в окно такси, не видя различия между ночным Сургутом и ночной Калифорнией“.

Из остальных контекстов, связывающих киберпанк и кино (фильмы и т.д.), можно назвать “Матрицу” (и более широко — творчество Вачовски) с охватом в 15000+, фильмы “Джонни Мнемоник”, “Камикадзе 1989”, “Возрождение”,”Генное поколение”. Примечательно, что крайне мало вспоминают “Призрака в доспехах” 2017 г. Зато самый большой охват (45000+) получил контекст аниме, — за счет не только фан-сообществ, но и “нейтральных” паблишеров. Среди популярных “киберпанковых” аниме — GitS, “Психопаспорт”, “Эксперименты Лэйн”, “Кибер-город Оэдо”.

Арты: симптом популярности

Наконец, неплохой охват в 150000+ получили посты, содержащие разного рода арт — иллюстрации, концепты и т.д. Паблишеры активно постят (а читатели активно реагируют на) арты, напоминающие киберпанк-сеттинг, персонажей и т.д.

Мероприятия и продажи

Киберпанк, за счет рост популярности темы, а также “близости” для пользователей соцсети, разумеется, обратил на себя внимание и коммерческих паблишеров. Среди них можно выделить две группы.

Первая — устроители мероприятий. Клубы, квест-комнаты, антикафе стали активно использовать тему киберпанка для активации (примеры). Правда, наиболее известным по охвату мероприятием (30 000+) стал фестиваль “Человек посередине” в Некрасовской библиотеке, — с бесплатным входом.

Вторая — производители и продавцы одежды, товаров и аксессуаров, тату-мастерские и т.д.:

В заключение

Вместо выводов (тем более, что они уже были в самом начале статьи), я принесу извинения читателям, — в частности тем, кому статья показалась бесполезной или незаконченной. В общем-то, это всего лишь первый подступ к теме “популярный киберпанк”, и я не хотел медлить с результатами, пока они “не скисли”. Отсюда и возможные недостатки.

Но думаю, что тема массовых, популярных представлений интересна не мне одному. Поэтому я рассчитываю в скором времени представить более объемную и более целостную картину. Спасибо вам за уделенное время!

Источник