Жизнь и быт в лагере Лжедмитрия II

Описание находок, сделанных на территории лагеря Тушинского вора, охватывает свыше 800 предметов, от различного оружия до домашней посуды и амулета, защищающего от ран в морском бою.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Предметы из коллекции Политковского.

Жетон-амулет со святым Георгием и парусным судном.

Сергей Иванов. В смутное время (Лагерь самозванца), 1908.


Вышло в свет первое полное описание археологических находок, сделанных на месте Тушинского лагеря – столицы Лжедмитрия II, Тушинского вора.


По словам автора книги, сотрудника Института археологии РАН и кандидата исторических наук Олега Двуреченского, предметы из Тушино находятся в музее уже более ста лет, но лишь в 1970-е годы их частично ввели в научный оборот. «Полное описание коллекции давно уже назрело, и, я надеюсь, что за ним последует комплексное исследование и архивных данных о происхождении коллекции, и самого Тушинского лагеря, который сегодня находится в черте Москвы», – говорит Олег Двуреченский.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!


Лжедмитриями в истории называют самозванцев, выдававших себя за сына Ивана Грозного царевича Дмитрия. Было их несколько, но действительно захватить на какое-то время власть удалось только двум: Лжедмитрию I и Лжедмитрию II. Первый был казнен в 1606 году, но буквально через неделю после его гибели появляются первые «подметные письма», в которых говорилось, что «Дмитрий» чудом избежал расправы.


В 1607 году в Стародубе объявился Лжедмитрий II, получивший впоследствии прозвище Тушинский вор. Войско самозванца захватывает почти половину Русского царства и в июне 1608 года пытается захватить Москву, но проигрывает сражение и останавливается под Тушино, на Волоколамском шоссе, в том месте, где река Сходня (в XIX веке ее чаще называли «Всходня»), впадая в Москва-реку, делает небольшую петлю.


Лагерь под Тушино становится столицей Лжедмитрия II до марта 1610 года. Здесь для размещения войск были построены срубные дома и конюшни, а сам Лжедмитрий жил в построенном для него дворце. В течение двух лет в Тушинский лагерь стекались бояре и дворяне, духовенство, недовольные Василием Шуйским, который тогда правил в Москве. По свидетельствам очевидцев, военный лагерь стал полноценным городом, вокруг которого вырос торговый посад. В Тушинском лагере был свой двор и правительство, а позже там состоялось венчание Лжедмитрия II и Марины Мнишек.


В 1609 году Шуйский заключает союз со Швецией, которая помогает Москве разбить отряды тушинцев на северо-западе. В то же самое время польско-литовские войска начинают осаду Смоленска. В тушинском лагере начинается раздор, и в результате польские войска и часть русских войск уходят оттуда и переходят на сторону Речи Посполитой, а Лжедмитрий II и Марина Мнишек бегут из лагеря. В марте 1610 года польские войска поджигают лагерь и покидают его.


В 1824 году это место по просьбе Карамзина осматривал Константин Калайдович, который опубликовал и письмо историографа, и свой ответ с приложенной схемой в первом номере журнала «Русский зритель» за 1828 год. По словам Калайдовича, в окрестностях лагеря на берегах Москвы и Всходни находили серебряные копейки, серьги и перстни, а местные крестьяне рассказывали, что в валу, именуемом Цариковой горой, зарыто множество кладов. В месте, где находился лагерь, сохранились «довольно высокие валы» по сторонам Волоколамской дороги. «Они кое-где распаханы, в других местах разрыты искавшими клады; кое-где сохранились в прежнем виде с остатками рва», – писал Калайдович.


Валы, вероятно, были уничтожены уже в начале XX века, когда здесь в 1900-м году началось строительство ветки Виндавской железной дороги. Отчасти благодаря этому строительству в распоряжении ученых оказалась коллекция предметов из лагеря Тушинского вора. Инженер-путеец В. А. Политковский, один из руководителей стройки, скупал у окрестных крестьян и у рабочих, строивших железную дорогу, древности, найденные на месте строительства и в округе.


«Коллекция инженера Политковского – это все, что сегодня осталось от былой “столицы” Лжедмитрия», – объясняет Двуреченский. Интерес к коллекции проснулся в послевоенные десятилетия, когда было начато планомерное археологическое исследование Москвы. Но и тогда в научных публикациях (посвященных, как правило, тому или иному типу оружия, или тому или иному ремеслу) упоминали только часть предметов. Полная музейная опись появилась только в 1975 году.


В книге Двуреченского впервые приводится полный каталог всех 835 предметов коллекции Политковского. Их состав показывает специфику места, где они были найдены. По словам автора, «тушинский лагерь – довольно специфический памятник. С одной стороны, это военный лагерь и поэтому здесь много предметов русского воинского снаряжения и обихода, и, в определенной доле, польско-литовского происхождения. С другой стороны, это альтернативная царская резиденция. Характерной особенностью двора Лжедмитрия II было копирование церемоний, существовавших в то время при дворе государей московских – следовательно, имелись и предметы, необходимые для поддержания статуса резиденции».


Больше четверти коллекции – 251 предмет – составляет оружие, снаряжение коня и всадника. В частности, это наконечники копий, фрагменты клинков и крестовин сабель, остатки портупей, топоры и бердыши, наконечники стрел, обрывки кольчуг, шпоры, удила и стремена. Особый интерес представляют остатки огнестрельного оружия – обломки трех ударно-кремневых замков и детали к ним, свинцовые пули и снаряды для пищалей. «Такое преобладание предметов вооружения не может быть объяснено ничем иным, как характером самого Тушинского лагеря», – говорит Двуреченский.


Небольшую часть коллекции Политковского составляют «мирные» предметы, например, фрагменты серпов, кос и лопат, столярных и кузнечных инструментов, рыболовные принадлежности, ножи, посуда и прочая домашняя утварь. Кроме того, в собрании есть 25 монет, в основном русских, чеканки Ивана Грозного, Федора Иоанновича, Бориса Годунова и Василия III. Среди них выделяется нюрнбергский счетный жетон XVII века, который мог играть роль амулета. На лицевой стороне этого жетона изображены святой Георгий на коне, поражающий копьем дракона, и латинская надпись SGEORGIUSEQVITUMPATRONUS («Св. Георгий патрон рыцарей»), а на оборотной стороне – парусное судно, плывущее по бурным волнам и надпись: INTEMPESTAESECURITAS («Безопасность в бурю»). Подобные жетоны-амулеты с подобными изображениями защищали от ран и опасностей морского боя.


Книга должна подтолкнуть исследователей к целостному изучению материальной культуры Тушинского лагеря. Как говорит сам Олег Двуреченский, «необходимо провести там, где это возможно, натурное обследование остатков территории Тушинского лагеря и его округи с целью более точной атрибуции места происхождения коллекции. Важнейшим аспектом такой работы должно явиться комплексное изучение корпуса исторических источников, характеризующих жизнь, быт и устройство Тушинского лагеря». Хотелось бы надеяться, что такие исследования начнутся в ближайшем будущем.



Двуреченский О.В. Тушинский лагерь (Публикация коллекции В.А. Политковского из собрания ГИМ). ‒ М.: ИА РАН, 2018. ‒ 196 с.: ил. ISBN 978-5-94375-243-8



  Электронная версия книги размещена на сайте Института археологии РАН.


По материалам пресс-службы ИА РАН.

Источник